Еще 3 человек осудят за бунт в копейской колонии
вчера, 19:11 Общество
ВНИМАНИЕ. Трассу М-5 полностью остановят в Челябинской области
вчера, 18:50 Общество
Погода на Урале не изменится в ближайшие 5-7 дней
вчера, 17:02 Общество
Депутаты Заксобрания продолжают чествовать медиков «красной зоны»
вчера, 16:58 Общество
Облсуд смягчил наказание экс-главе Аргаяшского района за разрешение стройки на Увильдах
вчера, 16:31 Общество
Челябинская область получила 1-ю партию вакцины от коронавируса
вчера, 16:00 Медицина
ПФР Челябинской области прекращает перевод пенсий на ряд банковских карт
вчера, 15:52 Общество
Под Челябинском столкнулись легковушка и автобус, погибли 2 девушки
вчера, 15:48 Происшествия
Режим «черного» неба в Челябинской области продлен до 7 декабря
вчера, 15:38 Общество
Более 131 тыс. капсул опасных БАДов и 120 тыс. порций «снюса» изъяли в Челябинской области
вчера, 15:13 Общество
По подозрению в поджоге машины челябинской журналистки задержаны 3 человека
вчера, 15:09 Общество
Мороз и давление – синоптики рассказали о погоде в Челябинске в выходные
вчера, 14:42 Общество
В Челябинске заработала вертолетная площадка для санавиации
вчера, 14:17 Медицина
Президент «Южуралзолота» стал академиком
вчера, 14:06 Общество
ЧМК произвел прокат для нового месторождения «Южуралзолота»
вчера, 13:46 Экономика
Дело Тефтелева пересмотрит Челябинский облсуд
вчера, 13:33 Общество
Отложить уборку и напечь ягодных пирогов: сегодня празднуется Введение во храм Богородицы
вчера, 12:26 Общество
У торгового комплекса в Челябинске машина сбила прохожего
вчера, 12:22 Происшествия
Детский сад в Еманжелинске заплатит ₽30 тыс. за травмы ребенка
вчера, 12:13 Общество
ММК поделился опытом на отраслевом IT-форуме
вчера, 11:58 Экономика
С начала пандемии в Челябинской области умерли 930 человек с коронавирусом
вчера, 11:29 Медицина
Плюс 305, минус 206: в Челябинской области продолжается рост по COVID-19
вчера, 11:21 Медицина
В Челябинске раздетая женщина провела на закрытом балконе более 2 часов
вчера, 11:19 Происшествия
В южноуральских территориях усилят депутатский контроль за исполнением нацпроектов
вчера, 11:08 Политика
Челябинский боксер вышел в полуфинал чемпионата России
вчера, 10:44 Общество
В Челябинске смонтируют инновационные светофоры
вчера, 10:36 Общество
Синоптики ожидают возмущения геомагнитного поля
вчера, 10:33 Общество
В Златоусте несколько месяцев не убирают снесенный дом
вчера, 10:14 Общество
ОНФ просит заблокировать продажу фальшивых справок об отсутствии COVID-19
вчера, 10:11 Общество
Челябинский Россельхознадзор нашел более 2 тонн просроченной рыбы на складах
вчера, 09:36 Общество
Лоси поссорились у солонца на Таганае
вчера, 08:56 Общество
ВНИМАНИЕ. В Челябинске держится крайне высокое атмосферное давление
вчера, 08:48 Общество
В Челябинске приостановлен аукцион по ремонту участка трассы М-5 за 388 млн
вчера, 08:13 Экономика
Медики назвали города, где больше всего заразившихся коронавирусом
вчера, 07:56 Медицина
«Трактор» вернулся на 3-ю строчку Востока, обыграв рижское «Динамо»
вчера, 07:50 Общество
«Магнитка» продлила серию побед, обыграв дома СКА
вчера, 07:34 Общество
На Южный Урал могут приехать самые известные блогеры России
03 декабря, 21:04 Общество
Двух членов ОПГ из Таджикистана осудили в Челябинской области за 1,8 кг героина
03 декабря, 20:23 Общество
ФСБ провело обыски в домах Свидетелей Иеговы* из Челябинской области
03 декабря, 19:23 Общество
ПРЕЦЕДЕНТ. В Челябинске создали первый в мире словарь эпохи коронавируса
03 декабря, 16:43 Общество

Александр Баландин: Виновные в разрушении памятников истории будут жестко наказаны

Интервью
27 апреля 2014 года, 16:48
- T +

Несколько дней назад начальник Управления госохраны объектов культурного наследия вместе с министром культуры региона стали свидетелями сноса старинного особняка на улице Труда, 97 (Челябинск). О том, какое наказание ждет собственника за самовольное разрушение исторического здания, принадлежавшего в начале века хлеботорговцу Кузнецову, а также кто теперь будет его хозяином, рассказал Александр Баландин.

Кроме того, он сообщил, сколько в Челябинской области объектов культурного наследия, кто ими владеет и почему в старинных зданиях времен прошлого века можно открывать офисные площадки, булочные и другие современные организации.

– Александр Алексеевич, объясните, как так произошло, что министр культуры стал очевидцем варварского разрушения объекта культурного наследия в центре города?

– То, что министр оказался свидетелем этого происшествия, проезжая мимо Труда, 97, конечно, случайность. Увидев, что происходит, он сразу позвонил мне и сообщил о том, что средь бела дня разрушается объект культурного наследия. Мы немедленно выехали, сообщили сотрудникам управления, вызвали полицию. На месте ЧП работал экскаватор.

Приехала полиция и общественники – краеведы, неравнодушные люди, откуда они узнали об инциденте – не знаю. При виде полиции экскаваторщик исчез, машину опечатали, сотрудники полиции начали следственные действия: сняли отпечатки пальцев, опросили очевидцев. Сейчас ведется предварительное расследование, объект частично разрушен. Так получилось, что министр культуры в прямом смысле слова спас объект, ведь не окажись его рядом в это время, сохранить 110-летнюю постройку не удалось бы.

– Как будет наказан собственник, нарушивший порядок содержания памятников истории?

– Напомню, что любые работы, проведенные без согласования с министерством культуры Челябинской области, запрещены. Такие нарушения серьезно караются. В августе 2013 года было ужесточено законодательство. И если ранее максимальный штраф на юридическое лицо составлял порядка 40 тыс. рублей (в среднем штрафы были 1,5-2 тыс. рублей), то сейчас минимальный штраф на должностное лицо – 20 тыс. рублей. В общем, штраф может составить до 20 млн рублей на территории области и до 60 млн рублей – в РФ (за уничтожение особо ценного объекта культурного наследия РФ).

Например, одного из последних нарушителей – собственника объекта в районе городка Чекистов – по итогам судебного разбирательства наказали на 200 тыс. рублей.

Собственником объекта на Труда, 97 с 70-х годов прошлого века является Уральский институт абразивов и шлифования. Любой собственник – неважно, частное это лицо или государство – несет одинаковую ответственность за памятник истории. Он в обязательном порядке должен соблюдать требования, которые выдвигает 73 ФЗ «Об объектах культурного наследия». Правила обязывают сохранить объект культурного наследия в неизменном виде. А в этой ситуации собственник целенаправленно его разрушал. Хотя мы в течение довольно длительного времени писали ему, обращались в суд, чтобы изъять данный объект из его владения, так как в здании были выбиты окна, не делался ремонт кровли, не проводились реставрационные работы.

В начале века этот культурный объект принадлежал купцу первой гильдии Кузнецову. Отмечу, что предприниматели, которые сейчас занимаются бизнесом в Челябинске, могут взять за основу развитие города, которое было заложено более ста лет назад. Тогда появились купцы, которые занимались хлеботорговлей – сейчас бизнесмены занимаются этим делом на тех же площадях, на которых начинали производство хлеботорговцы Кузнецов, Архипов и другие.

Здания, которые раньше также принадлежали Кузнецову – это, например, элеватор напротив дворца спорта «Юность». Кстати, собственник там очень бережно относится к строениям начала века.

– Может ли собственник реконструировать объект культурного наследия?

– Надо понимать, что даже при реконструкции объект должен оставаться в неизменном облике. Его можно отреставрировать. Несущие конструкции можно заменить, приспособить под современное использование, сделать там офисный центр, точку общепита, все, что угодно, лишь бы не это наносило ущерб объекту. Можно переоборудовать объект, и он действительно «заиграет». Но когда его приводят в такое состояние, что окна разбиты, в него проникают люди без определенного места жительства, жгут там костры...

Но если посмотреть на объект на Труда, 97 – то это каменное здание удивительной архитектуры. Хотя из-за разрушения кровли влага напитывала раствор, которым были скреплены кирпичи, поэтому экскаватору легко было сносить их. Интересно, что дореволюционный кирпич остался целым. Его перемололо в некоторых местах, но в целом здание еще можно спасти.

 

– Были ли еще какие-то случаи варварства на территории области?

– Подобные проблемы существуют во всех городах. Например, на объектах культурного наследия проводят работы без согласования госорганов, нарушается целостность объекта, но чтобы вот такие варварские разрушения были, как в Челябинске, то таких фактов со времени работы управления не могу назвать.

Если бы мы сохранили старый Челябинск, то привлекли бы этим инвесторов. Ведь именно старые постройки ценятся больше, нежели Челябинск-сити. И сами по себе здания привлекательны, их можно использовать в современных условиях. Очень много поступает обращений от бизнесменов, которые видят развалины, но готовы вкладывать в них деньги.

Разрушение объекта культурного наследия – это уголовное преступление. И санкция в соответствии со статьей 243 УК РФ (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия) – шесть лет лишения свободы. Уничтожается память народа, прерывается его история.

А новые офисные постройки через несколько лет такого интереса вызывать не будут. Земля в центре города дорогая, покупки инвесторами решаются плохо. Но есть объекты, где собственников можно ставить в примеры. И хотелось бы предупредить владельцев, чтобы они сначала с министерством посоветовались, а потом уже что-то решали и делали.

– Сколько всего памятников истории и культуры в Челябинской области?

– С 2011 года мы проводим мониторинг: более 700 объектов внесено в единый госреестр, из них 21 – федерального значения. Подлежат госохране около 3 тыс. объектов. Имеется большое количество археологических объектов, которые получили  международную известность. Например, Аркаим, остров Веры. Они интересны для туристов, их фактически можно руками потрогать. В Игнатьевской пещере – древнейшие наскальные рисунки, которые привлекают туристов, которые заходят туда. Подобная наскальная живопись известна только во Франции. Хотелось бы, чтобы у нас эта живопись была популяризирована, кто-то делал на такие объекты туристические маршруты, а мы всячески готовы им содействовать. Мы будем работать с инвесторами, которые будут брать объекты культурного наследия, чтобы использовать в предпринимательских целях, но, конечно, сохраняя их.

Например, гостиница Башкирова в Троицке – федеральный объект. Она была реставрирована недавно. Зайдя в нее, вы попадаете в начало века. Здание в стиле модерн, купеческий ресторан, там сохранились и лепнина, и интерьер, и оформление номеров выдержано в том же стиле. Красивейшее здание.

– Какие еще проблемы, кроме разрушения памятников существуют?

– Одна из главных проблем, помимо разрушения, – это привлечение финансовых средств на реставрацию объектов культурного наследия. У нас большее количество объектов находится в частной собственности, но есть и бесхозные. Например, в Старом Миассе на улице Пролетарская есть особняк купцов Смирновых. Там сохранился только фасад, так как это удивительное здание не имеет хозяина. Муниципалитет его не использовал, оно пустое. Совсем недавно с главой Миасса мы решили этот вопрос. Сейчас ведется работа с собственником, который обращается к нам для разработки проектной документации. И мы надеемся, что он его отремонтирует.

Еще такие объекты есть в Челябинске, на той же улице Труда. Сейчас там два проблемных объекта: Труда, 56, и рядом с ним еще один. Шла его реставрация, но она не закончена. Видно, что проводились ремонтные работы, но они приостановлены, мы хотели бы их как-то ускорить. Это собственность Челябинской области, ОАО «Челябметрострой» взял обязательства привести этот объект в нормальное состояние. Сейчас мы ведем с ними переписку, и если от них не будет активных действия, мы обратимся в суд.

– Сколько в Челябинске объектов культурного наследия?

– Около 147, находящихся в реестре, и около 130 выявленных. Это не только памятники. В Челябинске есть культурное наследие города – это археологические объекты. И застройщики при проведении земельных работ в центре города должны согласовывать их с нами в соответствии с законом, иначе мы их можем остановить, оштрафовать, наказать и так далее.

Поиском культурного наследия города занимаются археологи, они исследуют земельные участки, ищут исторические находки. Поэтому добросовестные застройщики, прежде чем начать работу, должны сначала обратиться к нам, потом к археологам, которые исследуют этот участок. Например, недавно в районе улицы Карла Маркса проводились археологические исследования, и была найдена стеклянная бутылочка с духами, которым уже сто лет. Содержимое сохранилось, только побелело со временем. Духи были закрыты пробкой из пробкового дуба. Она сохранилась в идеальном состоянии, хотя была законсервирована в земле.

Много интересных бытовых находок делают специалисты. Фарфоровая посуда была найдена, металлические сосуды, керамика. Хотелось бы, чтобы Главное управление градостроительства и архитектуры Челябинска обратило внимание на то, что плохо ведется работа с застройщиками. И не стоит забывать о том, что если работы проводятся в центре города, то участок сначала надо обследовать (в Челябинске весь исторический центр является археологическим объектом культурного наследия, поэтому при проведении земляных работ в центре города предварительно нужно провести археологические исследования).

– Легко ли найти виновных в разрушении объектов культурного наследия?

– Найти легко, но довести дело до конца гораздо сложнее. Бывают даже случаи, когда нарушители выигрывают дела, это связано с несовершенством закона. И тут еще страдает практика правоприменения в РФ. Необходима доработка закона 2002 года «Об объектах культурного наследия». Новая редакция уже подготовлена, но, к сожалению, у Госдумы не доходят руки до закона, хотя ужесточение наказаний – это уже шаг вперед. Уголовная санкция может последовать, у нас есть два поручения президента – об улучшении качества учетов объектов культурного наследия и по территориальному планированию.

Мы ежеквартально докладываем представителю президента в УрФО о состоянии дел, отчитываемся перед прокуратурой. По каждому объекту культурного наследия есть документация, которая подается в Москву и, соответственно, если памятник исчез, возникает вопрос – куда смотрел госорган?

Областная прокуратура довольно жестко контролирует нашу работу и в то же время помогает. Например, при проверке было выявлено, что у нас недостаточное количество кадров, поэтому с двух человек наш состав увеличили до девяти сотрудников.

Еще одна немаловажная проблема – необходимо решить вопросы учета, мы должны иметь четкую информацию по каждому объекту. Мы собираем данные, выезжаем на место, у нас еще есть подведомственные учреждения, поднимаем информацию и готовим учетные карты по каждому памятнику.

– В каком состоянии находятся памятники в регионе?

– Примерно треть находится в неудовлетворительном состоянии, но также есть и положительные моменты. Например, собственник торгового комплекса ЗАО «Молодежная мода» укрепил фундамент и и капитально отремонтировал объект культурного наследия на улице Коммуны. Довольное большие средства пришлось потратить, так как рядом было построено современное здание, и по стенам пошли трещины. Но собственник укрепил фундамент.

– Нужны ли объекты культурного наследия населению или лучше снести их и застроить все новыми офисными зданиями?

– Вот взять, к примеру, Алое поле. Это символ Челябинска, его хотели застроить, нарушая ряд правил. А там несколько объектов федерального значения. Это Орленок – удивительный памятник комсольмольцам гражданской войны, мавзолей Ленина, Аллея пионеров героев, Дворец Пионеров, плюс доминирует храм – собор Александра Невского. И планировка Алого поля состоялась: это парковая зона со скамейками. А застройщик хотел возвести 25-этажное офисное здание, плюс ряд капитальных застроек: автостоянки, развлекательные аттракционы и тому подобное. Молодежь грамотно подготовилась к публичной встрече, я там тоже присутствовал. У каждого объекта есть охраняемые зоны.

Поэтому строительство, например, парковок точно не пройдет в этом месте, а они «запланированы» прямо у входа в храм. Нарушая требования закона, люди хотят что-то застроить. Как вообще будет выглядеть Челябинская область, если мы разрешим там подобное строительство? Алое поле останется таким, какое есть сейчас, плюс скамейки, место отдыха в центре города. Никакого территориального планирования не может быть без сохранения объектов культурного наследия.

Беседовала Диана Кабанова,
фото Управления госохраны объектов культурного наследия региона,
Юрия Латышева и из открытых источников

Запрещены комментарии, содержащие нецензурные выражения и противоречащие законодательству РФ. Редакция сайта за размещенные личные мнения, сообщения, опубликованные частными лицами, ответственности не несет.

Интервью / другие новости из раздела

Cельская ипотека от Россельхозбанка – в чем секрет спроса? Николай Живец: Повышение штрафов не панацея – водителям надо помочь не ошибаться Алексей Кобылин: Мы все приобрели бесценный опыт, который позволит нам решать амбициозные задачи Вячеслав Скворцов: Конкуренции в сфере помощи детям нет – слишком велика потребность Алексей Тананин, фонд «Источник надежды»: Социальное бюро поможет экс-зэкам пройти «квест» социализации Николай Дейнеко: Шуму было много, но наблюдатели от Общественной палаты отработали четко Ольга Летяева, дерматовенеролог: Главное – услышать врача Олег Дубровин, Общественная палата России: Нерешаемых проблем нет Владимир Гуськов, АЗ «Урал»: Репутация – это тоже вложения Константин Арестов, ФК «Челябинск»: Будем биться за победу в каждом матче Елена Федина, Банк России: «Индекс шашлыка» на Южном Урале падает 3-й месяц подряд Юлия Болотина: Для многих уральцев ЮУрГУ – это вуз мечты
Опрос

Как Вы храните свои деньги на фоне пандемии?