Более 3,6 тыс. единиц «запрещенки» задержали челябинские таможенники
сегодня, 13:14 Происшествия
С 11 ноября непривитых чиновников отстранят от работы в Челябинской области
сегодня, 13:14 Общество
В Магнитогорске начальник Ростехнадзора выплатит поти ₽1 млн за взятки
сегодня, 12:46 Общество
Сотрудников челябинского вуза отстранят от работы за отказ от вакцинации
сегодня, 12:31 Общество
Южноуральская компания задолжала ₽127 тыс.
сегодня, 12:24 Общество
Текслер сменил главу своей приемной в Трехгорном
сегодня, 12:11 Политика
Магнитогорец пытался убить жену на глазах у детей
сегодня, 12:04 Общество
Из Челябинской области началось массовое выдворение иностранцев
сегодня, 12:02 Общество
Полицейские предупредили южноуральцев о лжепереписчиках
сегодня, 11:33 Общество
Критически высокое число зараженных COVID-19 зафиксировали в Челябинской области
сегодня, 11:31 Медицина
Легковушка разбилась о бетонное ограждение у кладбища под Златоустом
сегодня, 11:13 Происшествия
Эксперты назвали 100-процентный способ защиты от COVID-19
сегодня, 10:57 Медицина
В Копейске создадут Аллею величайших тренеров
сегодня, 10:47 Общество
В Златоусте бездомные собаки массово нападают на детей
сегодня, 10:34 Общество
У жителя Уйского района украли компьютеров на ₽650 тыс.
сегодня, 10:34 Общество
Магазины Fix Price повысят цены на 18%
сегодня, 10:18 Экономика
Южноуральцы смогут получать бонусы за своевременную оплату электроэнергии
сегодня, 10:03 Экономика
Оборот организаций Челябинской области за год вырос на 28%
сегодня, 09:54 Экономика
Товарняк с металлом сошел с рельсов в Челябинске
сегодня, 09:52 Происшествия
Челябинцам с QR-кодами сделают скидку в музеи и театры
сегодня, 09:47 Общество
Семейство рысей попало в фотоловушку на Таганае
сегодня, 09:32 Общество
ПРЕЦЕДЕНТ. Челябинская клиника выиграла суд о названии у коллег из Екатеринбурга
сегодня, 09:29 Медицина
Более 120 человек проверили на причастность к убийству предпринимателя в Челябинске
сегодня, 08:54 Общество
Текслер предлагает законодательно закрепить индексацию зарплат в регионе
сегодня, 07:57 Экономика
Россельхозбанк повышает процент по вкладам и накопительным счетам в Челябинской и Курганской областях
сегодня, 07:38 Финансы
Челябинск примет всероссийские соревнования по гиревому спорту
вчера, 21:09 Общество
В столкновении 2 грузовиков под Челябинском погиб водитель
вчера, 20:49 Происшествия
В Челябинске 3-летний ребенок проглотил бабушкины таблетки
вчера, 19:43 Медицина
Между Челябинском и Екатеринбургом могут запустить электричку
вчера, 19:15 Экономика
Волонтеры помогут южноуральцам 60+ на самоизоляции
вчера, 17:05 Общество
За сутки прививки от ковида поставили 17 тыс. южноуральцев
вчера, 16:34 Медицина
Около 30% южноуральцев приняли участие в переписи населения
вчера, 16:29 Общество
На Олимпиаду в Пекин могут поехать 29 спортсменов из Челябинской области
вчера, 15:56 Общество
Южноуральцу грозит до 20 лет тюрьмы за «закладки»
вчера, 15:55 Общество
Южноуральской компании выплатил ₽16 млн страховки за повреждение спецтехники
вчера, 15:25 Финансы
Сбербанк опубликовал график работы своих отделений в период нерабочих дней
вчера, 15:13 Финансы
Назначен новый начальник Южно-Уральской железной дороги
вчера, 15:12 Политика
ВНИМАНИЕ. В Челябинской области ожидается 8-балльный ветер
вчера, 15:07 Общество
Копейчанин оформил кредит, воспользовавшись паспортом дедушки
вчера, 15:01 Общество
Магнитогорец перевел мошенникам почти ₽1 млн
вчера, 14:32 Общество

Валерий Сундарев: В джазе есть интрига, но нет интриг

Интервью
11 октября 2021 года, 17:36
- T +

Известный гитарист, руководитель ансамбля «Уральский Диксиленд Игоря Бурко» Валерий Сундарев 15 октября даст концерт в честь своего 60-летнего юбилея. Название концерту дала популярная песня Дюка Эллингтона I’m Beginning to See the Light – «Я начинаю видеть свет». О том, что освещает его жизнь, которая, если оглянуться назад, кажется чередой удивительных совпадений, Валерий Сундарев рассказал Агентству новостей «Доступ».  

- Валерий Петрович, вы на профессиональной сцене уже больше 30 лет, но ведь профильного – то есть музыкального образования – у Вас, если не ошибаюсь, нет?

- Музыкалка у меня есть! По классу баяна, правда. Но я считаю, что это отличный инструмент для старта – он сочетает в себе особенности и духового, и полифонического, многоголосного инструмента, великолепно развивает гармонический слух, в общем, не скрипица, и не кларнет.

- А отдали вас в музыкалку…

- По собственному желанию. В первом классе. Хотя никого в роду профессиональных музыкантов не было, но пели все – на застольных концертах. Папа немного играл на аккордеоне, дядя – на гитаре. И этого мне хватило, чтобы захотеть чему-то научиться.  

- Но все-таки после школы Вашим выбором стала филология – почему?

- С одной стороны, возраст – подросток, самоутверждение, девочки, с другой – переезд в Челябинск, на северо-запад, который тогда, в семидесятых, был полукриминальным районом. А с третьей, как я сейчас понимаю, не очень повезло с преподавателем такого скучного – как думал я тогда, но такого нужного, важного и – как оказалось в дальнейшем –­ интереснейшего предмета, как сольфеджио. Очень много зависит от учителей – мои заинтересовать меня сольфеджио не смогли, а в Челябинске я и вовсе пошел в бокс…

- Завязали то есть с музыкой?

- Ну, не совсем. В школе баловался гитарой, потом в пединституте тоже, бывало, аккомпанировал вокалистам, но все было на очень любительском уровне. Словом, отучился и отправился работать в школу – преподавать русский язык и литературу.

- Но хотя бы фоном музыка в Вашей жизни оставалась?

- Более того, в армии она меня очень выручила. В середине восьмидесятых в Советском Союзе начались разные изменения, в том числе поменялось отношение к тому, кто и как должен отдавать долг родине, поэтому мое плохое зрение для военкомата внезапно «улучшилось» – ровно настолько, чтобы признать меня годным к нестроевой. Забрали, как сейчас помню, девятого мая, даже не дали довести до конца учебный год – а я, между прочим, был еще и завучем. Но нет…  Нестроевая служба, понимал я, это рембат, однако провести полтора года под танком с гаечным ключом мне как-то не очень улыбалось. Вот тут музыка и помогла. 

- ?!

- Где-то за год до этого я решил освоить флейту – просто так, для себя. Была такая группа Jethro Tull – ее фронтмен Иэн Андерсон играл, в том числе на флейте, и мне загорелось научиться, я брал частные уроки. Само собой разумеется, что прибыв к месту службы, я всем и всюду преподносил себя как лучшего флейтиста мира. В итоге мне поверили и взяли в оркестр. Там я научился играть еще на нескольких инструментах, в том числе освоил тубу и тромбон.

- То есть из армии вернулся, можно сказать, человек-оркестр? Мультиинструменталист? И вот тут, наконец, музыка?..

- А вот и нет. Вернулся в школу. Но вскоре обстоятельства сложились так, что призвание пришлось осознать. В гимназии, где я работал, не сложились отношения с директором. Я – тогда молодежь! – пытался сделать уроки литературы интересными, прогрессивными, а она, педагог старой формации, этого не приняла, вернее, приняла в штыки. И вот в разгар этого конфликта на моем горизонте возник приятель-гитарист, который работал в ресторане «Океан», и сказал, что уходит на другое место, но ему нужна замена. Предложил мне, рассказал, между прочим, сколько там платят, после этого сомнений точно не осталось. Вот так и началась моя профессиональная карьера в качестве музыканта. 

- Но играть в ресторане – это же еще не джаз…

- Вот тут Вы ошибаетесь. Традиционно – и так было во всех ресторанах Союза – первое отделение отдавали на откуп музыкантам, и именно джазу мы отдавали предпочтение. А уже во втором отделении, когда посетители расслабятся и так далее, были и попса, и танцы, и разное. Потом была работа в «Ариэле», а в начале 90-х Игорь Бурко позвал меня в «Диксиленд». Игорь всегда так кадры подбирал. Он был широкой души человек, очень контактный, очень общительный. И если он видел интересного для себя персонажа, он не стеснялся – обращался, всегда находил чем заинтересовать. Меня, например, он позвал с «Диксилендом» поработать в Нидерландах. Сказал, что получать я буду чистыми около тысячи долларов. А это, напомню, была середина 90-х… Так что я долго не думал, нашел себе замену в «Ариэль», они ввели его в репертуар, мы дружески, без скандалов, расстались, и я полностью окунулся в джаз. Конечно, это был другой уровень – выступать на тематических фестивалях, вживую видеть и слышать лучших музыкантов мира, дышать этим всем.

- А Вас звали остаться за рубежом?   

- Предложения были – не всему «Диксиленду», а мне лично – остаться в Голландии с перспективой получить гражданство, перевезти семью.

- Почему же Вы не воспользовались?

- Мне там скучно. И я был молод – хотел быть рядом с родными, а не ждать три года без возможности повидаться. И потом, фестивали – это не каждый день, да еще и условия труда, которые  предлагались, были не ахти, больше того, местные музыкальные профсоюзы спохватились и начали исполнителей с просторов бывшего Советского Союза поджимать – урезать гонорары, давать меньше концертного времени и так далее. Мы уже не были экзотикой. И плюс есть перед глазами примеры тех, кто остался. Когда они приезжают сюда, чтобы поменять свои российские документы – большой радости в глазах от того, что они живут в «свободном мире», я не вижу.  Большинство давно уже не брали в руки инструменты, им, 65-70-летним, до сих пор приходится работать по 10-12 часов на неквалифицированной работе. Но зато они граждане Нидерландов – это да.

- То есть Вы снова сделали выбор, и он для Вас оказался удачным?

- Хироманты, когда смотрят на мои руки, всегда удивляются – говорят, в линиях «прописано» столько поворотов судьбы! Мне, по большому счету, всегда везло на хороших людей, в первую очередь. Не повезло, я считаю, только три раза, причем дважды это невезение связано с именем моего любимейшего американского джазового гитариста-виртуоза Пэтом Мэтини (Pat Metheny). Первый был, когда мы приехали с гастролями во Францию и узнали, что буквально вчера на этой площадке выступал Мэтини. Знай я об этом – примчался бы сам, заранее, на электричке! Вечер-то накануне был абсолютно свободен. Второй раз – мы в Германии, на одном из фестивалей, и узнаем, что здесь, на этой сцене, где сегодня мы работаем, завтра будет выступать Пэт Мэтини, но надо же так случиться, что мы уезжаем сегодня и график у нас очень плотный, остаться никак нельзя. И третий случай: я жил целое лето в Бонне, работал как уличный музыкант, много общался, знакомился, но только через несколько лет узнал, что в это же время в Бонне жил и давал частные уроки второй из моих любимых музыкантов, гитарист, который оказал на меня самое сильное влияние, Джо Пасс (Joe Pass). И я мог – если бы только знал! – созвониться с ним, взять уроки, просто поговорить…

- Просто поговорить с великим музыкантом? Вот так просто?

- Все, с кем я встречался в мире джаза – звезды или просто профессиональные музыканты – с каждым можно пообщаться насчет секретиков, приемчиков. Все джазмены абсолютно демократичны, вне зависимости от статуса, гонораров и количества отработанных сетов. Потому что джаз – такая музыка… Твое отношение к жизни должно быть открытым, ты должен нести позитив. В джазе нет интриг.

Вот в классике основная задача – что? Максимально приблизиться к оригиналу, идеальному исполнению того, что придумал композитор.

В джазе у исполнителя задача – показать свою творческую индивидуальность на основе того, что ты придумал сам – пусть три ноты и два аккорда или на основе того, что придумал другой композитор. И если ты должен проявить свою индивидуальность, то как ты можешь бороться за место под солнцем? Запретишь другому проявлять свою индивидуальность? Но он-то будет играть ту же мелодию совершенно по-другому. Сам принцип, сам подход к музицированию другой…

- Валерий Петрович, в «Диксиленде» тоже все так – без интриг?

- Всегда так было и при Игоре (Бурко. – Прим. авт.), и я надеюсь, остается так же и сегодня – по крайней мере, я прикладываю все усилия, чтобы сохранялась атмосфера дружбы и творчества, без зависти, но с готовностью подставить плечо в случае необходимости.

Беседовала Ольга Бороденок,
фото Надежды Пелымской

Запрещены комментарии, содержащие нецензурные выражения и противоречащие законодательству РФ. Редакция сайта за размещенные личные мнения, сообщения, опубликованные частными лицами, ответственности не несет.

Интервью / другие новости из раздела

Ирина Гехт: Справка об антителах не заменит QR-кода Алексей Кобылин: Продовольственный дефицит Челябинской области не грозит Виктория Мещанинова, главреж Камерного театра: Не научилась пить из горла и матюкаться Яна Летт, писатель: Литература для меня всегда была не только искусством, но и способом убежать от обыденности Ирина Андреева, филармония: На фестивале джаза орган прозвучит в дуэте с ситаром и вибрафоном Михаил Сальников, главный тренер ФК «Челябинск»: Настраиваем ребят на победу в каждом матче Константин Арестов, ФК «Челябинск»: Делаем ставку на своих воспитанников, голодных до побед Гендиректор «Трактора» Иван Савин: Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи Святослав Накоряков, ВК «Динамо-Уралочка»: Бронза – хорошо, но хотелось большего Евгения Шекунова, офтальмолог – о детской миопии: Симптомы, причины и способ профилактики Галина Грузинова: Подача документов в первый класс – это скорость и немного везения Павел Чикановский: Пришлось полностью переучивать текст «Кармен»
Опрос

Поддерживаете ли вы введение обязательных QR-кодов?

  • Да, это лучше локдауна
    20%
  • Да, это стимулирует к (ре)вакцинации
    13%
  • Мне все равно, я не хожу на мероприятия
    9%
  • Нет, это ущемление прав
    45%
  • Нет, хватило бы масок, ПЦР-тестов и проверки температуры
    13%

Всего проголосовало: 638

Все опросы