Ср, 20.09.2017, 19:50 18+
  • Агаповка
  • Аджигардак
  • Аргаяш
  • Атамановский
  • Аша
  • Бакал
  • Бердяуш
  • Бреды
  • Варна
  • Верхнеуральск
  • Верхний Уфалей
  • Вишневогорск
  • Долгодеревенское
  • Еманжелинск
  • Еткуль
  • Завьялиха
  • Златоуст
  • Карабаш
  • Карталы
  • Касли
  • Катав-Ивановск
  • Кизильское
  • Коелга
  • Копейск
  • Коркино
  • Кунашак
  • Куса
  • Кыштым
  • Магнитогорск
  • Миасс
  • Миасское
  • Миньяр
  • Неплюевка
  • Нязепетровск
  • Озерск
  • Октябрьское
  • Пласт
  • Сатка
  • Сим
  • Снежинск
  • Сыростан
  • Трехгорный
  • Троицк
  • Увельский
  • Уйское
  • Усть-Катав
  • Фершампенуаз
  • Чебаркуль
  • Челябинск
  • Чесма
  • Южноуральск
  • Юрюзань
Агентство новостей Доступ 1

Алексей Бетехтин, министр культуры Челябинской области: Мы придумали, как заставить театры не халтурить


ЧЕЛЯБИНСК, АН "Доступ"

Министерство культуры Челябинской области простимулирует южноуральские театры работать лучше, обеспечит музыкальные школы области инструментами и проведет интернет в сельские библиотеки. О планах и задачах ведомства на ближайшие полгода Агентству новостей «Доступ» рассказал министр культуры региона Алексей Бетехтин.

- Алексей Валерьевич, расскажите, что за история случилась в том году на острове Веры, что изменилось с того времени?

- Год назад у нас еще был заключен договор с частной организацией – Фондом острова Веры, по нему они должны были следить за его благоустройством и обеспечивать охрану данного объекта культурного наследия. В 2012 у нас появился ряд претензий к Фонду, в числе проблем были невывоз мусора с территории, порча исторически важного слоя почвы и так далее, поэтому мы решили с данной организацией расстаться и ввести в дело госпредприятие – Государственный научный производственный центр по охране культурного наследия. Организацией посещения туристами острова занялось другое предприятие, созданное под эгидой губернатора Челябинской области Михаила Юревича, – Центр развития туризма. Зимой мы занимались оформлением всех нужных документов, сейчас участок находится под началом Лесфонда и взят в аренду областью, его признали особо охраняемой территорией.

- На острове в 2012 году в связи с этим ввели новый регламент посещений – платный вход, ограниченное количество посетителей – как все это реализовано?

 

- В этом году будут начаты и в какой-то степени выполнены работы по благоустройству территории острова. Сейчас проходят мероприятия, в ходе которых определится компания, которая будет этим заниматься. В планах – сделать причал, дорожки, которые позволят не вытаптывать культурный слой почвы, ограждения, домик с сувенирами – это вообще отдельная проблема, множество людей, посещающих остров, хотят что-нибудь вырвать или отломить на память, поэтому сувенирная лавка очень даже нужна. Также хотим сделать веранду, где желающие могли бы проводить чаепития и слушать лекции, и установить ночную подсветку. И да, теперь так просто на остров приехать действительно нельзя, обязательно нужен экскурсовод, кроме того, посещение памятника стало платным, так как это музей под открытым небом.

- Сколько же стоит это удовольствие? Кроме того, билет ведь покупается непосредственно на самом объекте, а туда еще надо как-то добраться...

- Стоимость билета составит 50 рублей за ребенка, 100 рублей – за взрослого. У нас есть договоренность с местной флотилией, они обязались довозить пассажиров до острова. Конечно, они сами продают билеты на свои суда, у них свое расписание движения – здесь мы особо повлиять не можем. В дальнейшем возможен такой вариант развития событий, что мы будем иметь собственное судно, которое будет возить туристов, но это никак не ограничит возможность приплыть на чем-то другом.

- Повлиял ли новый регламент на посещение туристами острова?

- Нисколько! Более того, так как вход стал платным, а посещение острова стало невозможным без экскурсовода, усилился интерес от организованных групп, которые хотели посетить остров именно с гидом, а не просто самим побродить по территории. По итогам лета мы, конечно, посчитаем доход, но уже сейчас я думаю, что выгода будет даже больше, чем раньше.

- Хотелось бы упомянуть еще одно событие мирового масштаба – саткинский геоглиф – так называемый зюраткульский лось. В прошлом году собирались выделить деньги на его раскопки. Как проходят эти мероприятия?

- На самом деле, данный объект еще не входит под наш контроль, археологические раскопки проводят научные центры, например, ЮУрГУ и ЧелГУ, мы же финансируем мероприятия по музеефикации. Археологию мы используем только в тех случаях, когда признаки археологических памятников находят при прокладке дороги, при разделе земли, подготовке ее к застройке. Я знаю, что в прошлом году было выделено 2 млн рублей, деньги пошли через ГНПЦ частному предприятию, которое, в свою очередь, наняло археолога Станислава Григорьева, который эти раскопки и проводил. Средства были освоены, но до конца исследование не доведено. Кроме того, у нас так и нет точных данных о достоверности происхождения геоглифа. Вот когда мы точно узнаем, что это творение рук человека такого-то века, тогда в дело вступит и министерство культуры.

- А что делать с такими памятниками, как саткинские Пороги, Белый дом в Кыштыме? Плотина разрушается, дом тоже не в самом лучшем состоянии. Делает ли Минкульт что-то, чтобы их сохранить?

- Во-первых, скажу, что Пороги – это частный объект – он принадлежит муниципалитету, это их собственность, которую они сдали в аренду частному предпринимателю. Этот предприниматель берет объект культурного наследия в пользование вместе с обязательством о том, что он должен следить за состоянием этого памятника, если нужно – ремонтировать, а не разрушать. Если частник не выполняет свои обязанности, он должен или сдать памятник обратно владельцу – государству и понести, в том числе, и финансовое наказание за то, что он допустил разрушение объекта. Наш долг – следить за происходящим, если что, писать в прокуратуру, чем мы и занимаемся. Да, мы обещаем, что сейчас все сдвинется с мертвой точки, все будет устранено.

Напомню, процесс разрушения на Порогах начался, когда зимой вода там была сброшена ниже критического уровня. На улице было морозно, как следствие, появились трещины в каменной кладке. Чтобы этого не допустить, просто нужно было внимательно читать инструкцию, написанную еще аж в 1905 году, – предприниматель этого не сделал, очень уж ему нужно было электричество для его гостиницы, которая 100 лет назад там и не предполагалась. Частник просто решил сэкономить на генераторах. Спасибо правительству, а именно Сергею Комякову, за то, что выделили 12 млн рублей, чтобы все-таки провести туда электричество.

- Недавно в Челябинской области начала работу школа экскурсоводов, уже случился первый выпуск. Расскажите, что будут делать новые гиды, где они будут работать?

- Дело в том, что экскурсоводы у нас сейчас есть разные, с советских времен никто этим толком не занимался. У каждого из них разный уровень подготовки, даже разные представления о том или ином историческом событии. И мы озадачились тем, что нам нужны экскурсоводы сертифицированные, которые знают, что это вообще за наука и профессия – экскурсовод, и обладают определенными знаниями и навыками общения. И вот мы выпустили первых профессионалов, надо сказать, желающих было много, гораздо больше, чем мы предполагали, и я думаю, что будет и вторая школа, и третья. С частью выпускников мы уже сейчас готовы заключить договоры. Например, одно из направлений деятельности – наша новая программа по краеведению: мы хотим, чтобы школьники имели возможности поучаствовать в экскурсиях по городу и по области, попутно заезжая краеведческий музей и театры.

- Расскажите про состояние театров в области, выделяются ли сейчас дополнительные средства на их развитие?

- Да, выделяются. Но состояние театров, на самом деле, не особо зависит от средств, которые им дают. Вот, например, в Перми выделяли огромные средства на развитие театральной среды, и чему это помогло? Зато наши – златоустовский «Омнибус» в 2012 и Челябинский кукольный театр в 2013 – уже два года подряд получают престижную премию Волкова. В отличие от «Золотой маски» эта награда вручается не за конкретный спектакль, а за всю работу театра в комплексе, учитываются менеджмент, репертуар, политика и другое.

Также в прошлом году наш театр кукол получил две «Золотые маски», ранее эту награду получал Театр оперы и балета. И все это, учитывая, что особо данные театры деньгами не завалены – они получают столько же, сколько и другие. Конечно, иногда не хватает на постановки, но на выходе мы имеем качественный продукт, которым мы гордимся перед нашими зрителями.

- В последнее время заметно уменьшилось количество постановок и фестивалей, и честно говоря, не заметно, что от этого выросло их качество. Особенно это было заметно в период прошедших новогодних праздников…

- Сразу скажу, что денег меньше выделяться не стало. Постановок меньше тоже не стало. Да, постановки могут где-то страдать в своем качестве. Искусство, видите ли, такая вещь, что можно и известного режиссера пригласить, и он не очень хорошую работу поставит, или студента пригласить, и он поставит «золотомасочный» спектакль – здесь раз на раз не приходится.

Что касается новогодней темы, то мы сейчас лишены возможности просматривать репертуар и высказывать свои пожелания, потому что это считается цензурой, а мы от цензуры ушли... Теперь творят – что хотят, даже матом со сцены могут кричать. Мы этого запретить не можем, это же искусство, самовыражение...

Вот в этом году у нас театры и «самовыразились». Не все, конечно, к некоторым претензий нет, но мы же обычно как раз хорошее мнение и не слышим, потому что кому нравится, просто встают и, улыбаясь, молча уходят. Зато плохое всегда услышим. Я не оправдываю театр драмы – в отношении него мы даже издали специальный приказ, который бы контролировал качество спектаклей.

Кроме того, мы создали экспертный совет, который в этом году будет принимать все постановки, более того, мы хотим создать мотивацию лучше работать: в этом году мы объявляем конкурс, победитель в котором будет выбран по итогам работы экспертного совета. Тот, кто займет первое место по качеству подготовки сценарного материала и костюмов интермедии – большинство жалоб были связаны именно с ней, так как сами спектакли были традиционными – получит денежный приз: возврат денег, потраченных на интермедию.

Таким образом, появляется стимул тратить на нее деньги, ведь наши театры всегда пытаются сэкономить – так и в этом году учреждения просто решили, что с минимумом затрат смогут заработать по максимуму: актеры решили подработать, сказали: «А давайте мы выступим у вас и режиссерами, и постановщиками – сами все сделаем». И очень небрежно подошли к этому. Этот подход мы глубоко осуждаем, не замалчиваем.

- Алексей Валерьевич, в феврале 2013 года из оперного театра ушел Антон Гришанин, худрук и ведущий дирижер. Нашли ли вы ему замену?

- Для начала напомню, что как таковая должность художественного руководителя в театре была упразднена еще в 2010 году. В оперном Гришанин был, в основном, ведущим дирижером, хотя приставку «худрук» попросил за собой оставить. Я думаю, что худруков в театре оперы и балета больше не будет совсем, а вот на должность ведущего дирижера мы кандидатов отсматриваем, хотя особо и не торопимся. Сейчас только я просмотрел около 15 резюме.

Дело особо «не горит», потому что у нас есть, кому дирижировать имеющимся репертуаром, а новых больших постановок пока не предвидится.

Сейчас мы спокойно работаем, одновременно приглашаем кандидатов из списка, они показывают, на что способны. Так, на сцене театра уже выступили уже несколько из них.

- Сейчас реализуется программа по обеспечению музыкальных школ области инструментами, недавно поступил первый транш. Как проходит данное мероприятие?

- Под программу попали все школы искусств области, всего их 133. Вообще обеспечение инструментами идет по двум принципам: во-первых, сумма исходит из нужд и заявок самой школы. Так, не все покупают инструменты, некоторым нужно оборудование. Другой принцип – обеспечение зависит от количества учащихся. На одного ребенка назначена определенная сумма.

Сейчас большая часть проблем связана с аукционом – в данном случае закон о госзакупках сыграл отрицательную роль, потому что музыкальные инструменты – товар специфический, его никак нельзя прописать. Так, например, есть скрипки, которые стоят 500 рублей, но их производит фирма, которая занимается этим делом давно и знает, как они должны быть настроены. А есть фанерная фабрика города Н., где тоже попутно делают эти инструменты, но стоят они 300 рублей. В заявке мы прописываем параметры инструмента, и обе эти скрипки попадут под них, и конечно же, аукцион выиграет фанерная фабрика. А то, что инструмент расстроится через год или дети слух себе испортить могут, на покупку не влияет.

В общем, есть вещи, которые может оценить только профессионал, а мы оценить на аукционе не можем, потому что мы просто пишем документацию – нельзя же прописать, что инструмент обязательно должен посмотреть профессионал. Работа по сбору заявок была очень долгой и трудоемкой, ведь приходилось обзванивать все школы и согласовывать, какие технические показатели должны быть у инструментов, могли возникать ситуации, что инструменты с заявленными параметрами уже не продаются в принципе... Так что вопрос еще не закрыт.

- Очень часто в поселках единственным культурным центром являются сельские библиотеки. Как министерство культуры поддерживает такие учреждения, что делает для их развития?

- Действительно, к сожалению, иногда так получается, что единственный центр культуры в селах – это поселковые библиотеки. Здесь это не только книгохранилище, но и место собрания детей и взрослых: маленьким, например, показывают кукольные спектакли, старшие устраивают чаепития, кружки вязания и другое, это место общения, передачи какого-то опыта. Многие поселковые библиотеки сейчас оборудованы компьютерами, но не все – только 26%, а всего у нас около 900 библиотек в Челябинской области. В этом году мы потратим примерно 10 млн рублей на то, чтобы оборудовать все библиотеки компьютерами и интернетом. Все будет сделано уже до конца этого года, что я считаю огромным прорывом.

- Как обстоит ситуация с муниципальными Домами культуры? Чем они сейчас занимаются и в каком состоянии находятся?

- Согласно закону о разделении полномочий, все финансирование лежит на самих муниципалитетах. Так получается, что они по-разному относятся к содержанию клубных образований, не закрывают, конечно, – на каждое закрытие мы быстро и четко реагируем. Обязанность главы муниципалитета – следить, чтобы учреждения культуры нормально работали и развивались. Другое дело, что в некоторых районах с 80-х годов прошлого века не выдавали деньги на ремонт и содержание ДК. Некоторые ведут на своих территориях работы планомерно – так, например, происходит в Сосновском районе. Что касается выращивания новых коллективов, то, по сути, коллективы остаются теми же, что и были, только в них идет большая сменяемость детей, потому что дети растут и уходят. Вообще, в последнее время количество людей, занимающихся в таких кружках, растет.

- Расскажите, каких крупных культурных мероприятий южноуральцам ждать в ближайшее время.

- Прежде всего, это фестиваль «Дни высокой музыки» под руководством Дмитрия Когана в сентябре. Особенностью мероприятия в этом году станет концерт в отреставрированном зале «Родины».

В конце октября – начале ноября пройдет международный фестиваль «Синегорье», который проходит раз в два года. В ноябре также пройдет во второй раз фестиваль «Уральские пельмени».

Если говорить о городских мероприятиях, то это День города, также через Челябинск пройдет «Автопробег 2013».

Беседовала Анастасия Комиссарова

Заметили опечатку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Запрещены комментарии, содержащие нецензурные выражения и противоречащие законодательству РФ. Редакция сайта за размещенные личные мнения, сообщения, опубликованные частными лицами, ответственности не несет.
ТОП новостей
Еще
Сейчас читают
Новости компаний
без пафоса
Интервью
Опрос

Согласны ли Вы с тем, что людей с ВИЧ нужно лечить принудительно?

Подписка на новости

Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете своё согласие на получение рассылки по E-mail.

Отписаться вы сможете в любой момент.

Прислать новость